Давеча выпала мне возможность прикрутить к моему ноутбуку внешний монитор — IIYama о 27 дюймах. Ну и, разумеется, поглядеть, как же вообще с двумя мониторами жить можно. Правда, никакими глубокими исследованиями я не занимался — по причинам, которые скоро прояснятся. Так что ниже — просто отрывочные впечатления.

Для начала — вводные данные. Ноутбук был подробно описан здесь, так что повторю шиль те его характеристики, которые могут играть роль в дальнейших событиях:

  • процессор Intel Core i3 2330M 2.2 ГГц, двухъядерный, с поддержкой Hyper-threading’а, но без Turbo Boost;
  • память 4 Гбайт, DDR3 1333
  • гибридное видео: HD Graphics 3000 и GeForce GT 520MX (OPTIMUS), видеопамять выделенная, 1024 Мбайт GDDR3;
  • дисплей 17,3″, 16:9, разрешение 1600×900.

Монитор — такой: IIYAMA ProLite E2773HDS-B1, 16:9, разрешение 1920×1080, подключённый по HDMI.

При первом запуске двухдисплейная картина по умолчанию выглядела удручающе: был включён режим клонирования, разрешение на обоих дисплеях автоматически выставилось как 1024×768 (скриншот не привожу, дабы не пугать почтеннейшую публику).

Разумеется, меня это не обескуражило: я вызвал Configure Desktop и там, в секции Hardware, щёлкнул на пиктограмме Display and Monitors, чем вызвал панель настройки соответствующих параметров. Правда, попытка обратиться к пункту Multiple Monitors вызвала весьма странное сообщение:

2disp01.png

Из которого следовало, что монитор у меня только один. «Ну да ладно» — подумал я, и решил настроить хотя бы один, для чего перешёл в пункт Size & Orientation. Где убедился, что глаза меня не обманывают, и мониторов у меня таки два. Выставив для каждого его родное разрешение, я пока сохранил режим клонирования:

2disp02.png

После чего картина на обоих мониторах приобрела вполне пристойный вид:

2disp03.png

Но, как ни странно, идентичной она не была: не смотря на формально одинаковое соотношение сторон (16:9), подтверждаемое пересчётом разрешений, IIYama’вский дисплей и визуально казался более «квадратным» (подобно моему прежнему NEC’у, у которого откровенно говорилось о соотношении 16:10). И, вроде бы, вид окон на дисплеях это подтверждал (скриншоты, опять-таки, не привожу по описанным ныне причинам, прошу поверить на слово).

Впрочем, применения режиму клонирования в домашних условиях я так и не придумал. Оно мне видится единственным: демонстрация презенташек через проектор, когда докладчик с ноутом стоит к залу передом, а к экрану, соответственно, задом.

Так что я решил попробовать режим «сбоку» (конкретно, в силу топологии моего рабочего места, «справа»):

2disp04.png

Здесь с применением всё было более-менее ясно: мелкий дисплей по самые края забивается всякими панельками, а на большом размещаются окна рабочих приложений. Так примерно всё и оказалось:

2disp06a.png

Правда, заодно и оказалось, что с того расстояния, где можно было угнездить ноут, панельки на его экране разглядеть мне было довольно трудно. Правда, 17 дюймов позволяли сделать пиктограммы на панелях почти сколь угодно большими, но заняться этим я не успел, так как обнаружил странную вещь: экран ноута вдруг начал отчётливо мерцать, а система — тормозить самым безбожным образом.

Причём абсолютно на равном месте: загружен был мой обычный набор приложений, и даже не по полной программе. А именно: KDE с четырьмя виртуальными десктопами, Dolphin, Yakuake, текстовый редактор Geany, два браузера — Rekonq для работы с контентом и FireFox для моих онлайновых служб и просто для сёрфинга, и Kopete.

Всё перечисленное добро присутствовало у меня всегда и перманентно, поедая менее 1 Гбайт памяти. И часто к ним присоединялись VirtualBox и второй пользовательский сеанс с тем же KDE, тогда употребление памяти возрастало, в зависимости от содержимого виртуалки. Но в момент экспериментов с двумя дисплеями ни того, ни другого не было.

Для начала я проверил память — не течёт ли из неё где? Нет, «чистого» RAM было занято около гигабайта без копеек, как обычно (не считая кэша и буфера). Swap, как обычно, оставался девственно чистым. Просмотр процессов через top и htop не выявил ни одного «пожирателя мозгов». Однако вторая утилита показала явный непорядок с загрузкой ядер процессора.

До этого, в «однодисплейной» конфигурации, при указанном перечне приложений первые два ядра «сверху» у меня обычно были загружены максимум на 5-6% каждое (подозреваю, что это — загрузка «физических» ядер). Вторые же два (вероятно, гипертрейдовые), редко когда озадачивались более чем на 1-2%.

Теперь же, при двух дисплеях, первые два ядра умудрились загрузиться на 80-90%, хотя оставшиеся продолжали сачковать, не желая трудиться более чем на процентов 5.

Поначалу я начал грешить на FireFox, однако его закрытие ничего не изменило. И не удивительно: просмотр динамики вывода htop на протяжении некоторого времени показал, что наибольшего внимания с «ядерной» стороны удостоились такие компоненты, как kdeinit, plasma, kwin. что мне уже совсем не понравилось.

Однако, пока я всё это наблюдал, система впала в полный ступор, перестав реагировать на любые щелчки мыши (хотя курсор её подвижности не потерял). Поскольку делать больше бюыло ничего нельзя (даже отключить один из дисплеев), я перебрался в текстовую консоль на предмет хотя бы нормального завершения работы — на корректную обработку нажатия на Power особой надежды не было. Кстати, и правильно — как потом выяснилось, в такой ситуации кнопку питания приходится удерживать до «жёсткого» выключения.

И тут обнаружилась ещё большая забавность: я не мог авторизоваться в консоли ни рутом, ни юзером: неизменно следовал ответ, что Login incorrect. Так что пришлось отсалютовать машине тремя пальцами, как завещал Великий Патрег.

После перезагрузки (с автоматическим стартом всех перечисленных выше приложений) я вывел черех Yakuake показания htop и, дождавшись начала мерцания ноутбучного дисплея (это произошло примерно при семидесятипроцентной загрузке первых двух ядер), отключил его через Display Settings — после первого запуска Display and Monitors он встроился в системный трей и более никуда оттуда не пропадал, ни после перезагрузки, ни после выключения машины.

И — о чудо! Процент занятости перегруженных ядер начал падать прямо на глазах, пока не дошёл до нормы. С одновременным восстановлением отзывчивости системы — без всякой перезагрузки и даже зывершения сеанса в ней стало возможным продолжение нормальной работы.

Поэкспериментировав ещё немного для очистки совести, в том числе и меняя подключение HDMI на D-Sub (DVI-разъёма на ноуте у меня нет), я в итоге убедился, что включение двух дисплеев однозначно выводи систему из себя. Впрочем, особо по этому поводу не переживал — одного 27-дюймового монитора мне было более чем достаточно.

А вот докопаться до причин этого явления мне так и не удалось, могу только строить предположения, что это связано таки с технологией OPTIMUS — ведь видеокомпонент в Core iX изначально не приспособлен к работе в паре с отдельным видеочипом.

Связано ли это как-то с дистрибутивом? Не берусь судить, но попробую проверить. Ибо LiveCD бета-версии Fedora 17 (в KDE-варианте) наконец на моём ноуте запустился нормально (без внешнего монитора). И знакомство с ним — в ближайших планах.


К содержанию